Лидеры моджахедов

Модератор: 3221

Лидеры моджахедов

Сообщение brak0ner » 08 июн 2017, 14:03

Гульбеддин Хекматияр

На положение в центральной части Афганистана, в том числе и вокруг столицы страны, активно пытались влиять вооруженные формирования Гульбеддина Хекматияра. В общей сложности они насчитывали более тридцати с половиной тысяч человек и организационно были сведены в 855 отрядов и групп. Основной зоной их действий являлись провинции Баглан, Парван, Каписа, Кабул, Вардак, Логар, Кунар, Нангархар, Пактия, Заболь, Кандагар и Гильменд. Отряды Хекматияра воевали и в других районах Афганистана, но из-за своей малочисленности они там не оказывали определяющего влияния на обстановку.
Лидер Исламской партии Афганистана (ИПА) Гульбеддин Хекматияр родился в 1944 году. Он вырос в семье крупного кундузского землевладельца. Предки Хекматияра в свою очередь были выходцами из пуштунского племени харути, что, по всей видимости, сыграло определенную роль в становлении этого полевого командира — Хекматияр являлся одним из самых непримиримых лидеров оппозиции.
После окончания в 1971 году аристократического лицея в Кундузе Гульбеддин Хекматияр поступил на инженерный факультет Кабульского университета. Однако учился он там не очень долго.
Оказавшись в студенческой среде, Хекматияр активно включился в деятельность организации «Мусульманская молодежь». Хорошие организаторские способности, упорство в достижении цели и тесные контакты с одним из лидеров экстремистской организации «Братья-мусульмане», Сибхатуллой Моджаддеди, вскоре позволили ему войти в руководящий комитет «Мусульманской молодежи». Больше того, Хекматияр стал представителем этой организации в студенческом совете университета.
В начале семидесятых годов Кабульский университет являлся мощным центром движения за революционные преобразования в Афганистане. Здесь действовали и НДПА, и маоисты, и экстремистские мусульманские организации. Под влиянием последних и возникла «Мусульманская молодежь», которая активно выступала против королевского режима в стране и за создание в Афганистане исламской республики.
Репрессивный аппарат в это время тоже не дремал. За крайне резкие высказывания о королевской семье и афганской аристократии в 1972 году Г. Хекматияр был посажен в тюрьму. Конец его арестантским мытарствам был положен свержением монархии в 1973 году. Он оказался на свободе.
Выдвижение Г. Хекматияра в ряды лидеров оппозиционного исламского движения произошло именно в то время, когда в Афганистане усилились репрессии против организаций, выступавших за преобразования в стране. Возглавляемые им группы соблюдали более тщательную конспирацию, что позволило им не только выжить в смутные времена, но и приобрести определенный политический вес.
С началом репрессий против целого ряда представителей духовенства, которые проводились по прямому указанию М. Дауда, Г. Хекматияр в 1976 году бежал в Пакистан. Спустя некоторое время на базе экстремистских фракций «Братьев-мусульман» и «Мусульманской молодежи» Хекматияр создает новую, Исламскую партию Афганистана и становится ее лидером.
В период образования ИПА Хекматияр установил тесные контакты с авторитетными общественными и религиозными деятелями Пакистана, которые в свою очередь оказали ему колоссальную финансовую помощь. Такое доброжелательное участие в судьбе Хекматияра в начале политической карьеры и реальная поддержка в значительной степени определили его последующую ориентацию на представителей военных кругов и специальных служб Пакистана. Одновременно с этим Хекматияр очень внимательно следил за развитием исламской революции в Иране. Пытаясь более четко определить направленность своей политической платформы, в 1979 году он посетил Тегеран и неоднократно встречался с Хомейни.
После Апрельской революции многие активисты организаций и групп исламского направления оказались в Пакистане. Не стал исключением и Хекматияр. Самостоятельность мышления, четко выраженная контрреволюционная направленность политических взглядов, смелость и жесткость в руководстве партией притягивали к нему эмиграцию. Вместе с тем такие личные качества Хекматияра, как экстремизм в отношениях с людьми, высокая амбициозность, определенная эксцентричность и властность, поставили его в изолированное положение среди других крупных лидеров афганской контрреволюции. Исламский реформатор и решительный молодой политик, Хекматияр не нашел в новых условиях контакта с Моджаддеди, что еще больше усилило его изоляцию в среде руководи гелей контрреволюции и стало значительным препятствием дальнейшему усилению его авторитета и влияния.
В начале восьмидесятых годов Хекматияр являлся относительно новой фигурой в афганской политике. Он не всегда подчинялся коллективным решениям лидеров контрреволюции и плохо поддавался управлению со стороны. Это послужило причиной того, что соратники по движению предпочитали влиять на Хекматияра в основном через пакистанскую администрацию. Таким же образом осуществлялась финансовая и военная помощь ИПА.
Острые разногласия с руководителями почти всех контрреволюционных партий, постоянный контроль и давление со стороны пакистанских властей, вплоть до личных претензий со стороны президента страны Зия-уль-Хака, привели к тому, что Хекматияр несколько раз публично объявлял о желании переместить свою штаб-квартиру в Иран.
В начале своей политической карьеры, еще во время учебы в университете, Г. Хекматияра вряд ли можно было отнести к разряду экстремистов. В период формирования политических убеждений он не придерживался крайне правых взглядов. Его последующую позицию во многом определила полная зависимость от финансирования со стороны Запада. Тем не менее в начале восьмидесятых годов Г. Хекматияр не исключал возможности контактов с правительством Афганистана в поисках каких-либо компромиссных решений. Например, в 1983 году он пытался вступить в переписку с А. Кадыром, который занимал в то время пост министра национальной обороны Афганистана. По некоторым данным, до этого Хекматкяр неоднократно встречался и с X. Амином. Незадолго до своей смерти последний предлагал Хекматияру войти в состав правительства страны. Однако по неизвестным причинам это предложение было отвергнуто.
По своим религиозным убеждениям Г. Хекматияр не является ортодоксальным мусульманином и глубокими знаниями в области теологии не обладает. Его популярность на протяжении долгого времени была наиболее высокой прежде всего среди экстремистской прослойки борцов за ислам. Такие черты характера Хекматияра, как честолюбие, самонадеянность и неуживчивость, явились фактически основной причиной раскола ИПА на две части — партию Юнуса Халеса и «Организацию освобождения мусульман Афганистана».
В целом же Хекматияр зарекомендовал себя самым ярым противником кабульского режима. Отряды ИПА, которые получали основную часть финансовой и военной помощи Запада, проявляли наибольшую жестокость по отношению к активистам народной власти и поддерживавшему их населению.

На фото справа.

Изображение

Бурхануддин Раббани

Прежде чем перейти к рассказу о последних операциях, в которых принимала участие 40-я армия, я бы хотел остановиться на характерных особенностях завершающего этапа пребывания советских войск в Афганистане.
В то время, когда я вступил в командование армией, еще никто не знал о точных сроках вывода советских войск. Лидеры афганской оппозиции — «альянса семи» — продолжали добиваться поставленной перед собой цели. Они стремились свергнуть существовавший в стране режим и создать в Афганистане теократическое государство. Вооруженной борьбе с революционным правительством ими придавалось основное значение.
Тактика действий оппозиции включала в себя способы борьбы с регулярными войсками, методы проведения диверсионно-террористических акций и комплекс агитационно-пропагандистских мероприятий.
Если в начале 1980 года моджахеды пытались противостоять советским войскам достаточно крупными силами, то уже через несколько месяцев, поняв, что это ведет к большим потерям, оппозиция перешла к действиям небольшими группами. Фактически это означало начало ведения партизанской войны. В центральных, северных и западных провинциях Афганистана такое положение сохранялось практически без изменения до вывода наших войск.
В приграничных с Пакистаном и Ираном районах, прежде всего в провинциях Кунар, Нангархар, Пактия, Пактика, особенно в округе Хост и в окрестностях Кандагара, ситуация была совершенно другой. На протяжении всех девяти лет советского военного присутствия здесь было характерно сосредоточение и использование оппозицией достаточно больших группировок душманов, которые насчитывали от трех до шести тысяч человек. В этих районах полевые командиры не опасались ни окружения, ни полного разгрома своих банд. В случае появления подобной угрозы душманы очень быстро уходили на территорию Пакистана.
Командиры мелких формирований душманов по партийной принадлежности подчинялись общему руководителю того района, на территории которого они находились и действовали. О более или менее заметных лидерах оппозиции командование 40-й армии знало если не все, то многое. Некоторые из них сейчас, после падения революционного правительства, по-прежнему являются достаточно заметными фигурами в Афганистане.
За годы моего пребывания в Афганистане я убедился в том, что лидеры исламских партий, которые постоянно вели борьбу против советских войск, являются достойными противниками. Думаю, читателям будет интересно поближе познакомиться, например, с лидером партии «Исламское общество Афганистана».
Бурхануддин Раббани, сын Мухаммеда Юсуфа, родился в 1941 году в городе Файзабад, провинция Бадахшан, в семье муллы. По национальности таджик. Начальное образование получил в своем родном городе. В двадцать лет он окончил религиозный лицей, а в двадцать три года — теологический факультет Кабульского университета. Показательно, что во всех учебных заведениях он добивался высших оценок.
Два года Раббани преподавал на теологическом факультете столичного университета, после чего был направлен в Каир для получения высшего теологического образования в университете Аль-Азхар.
В двадцать восемь лет защитил докторскую диссертацию на тему «Жизнь и научно-философское мировоззрение Нуриддина Абдуррахмана Джами» (средневековый восточный писатель, ученый и философ). После возвращения в Афганистан преподавал философию на теологическом факультете Кабульского университета.
В этот период начинается его активная политическая деятельность в рамках афганской организации «Братья-мусульмане», членом которой он являлся с 1958 года.
Руководство организации поручило Раббани возглавить молодежную группу при Кабульском университете. На этом посту Раббани проявил себя как энергичный, последовательный и настойчивый руководитель. Ему удалось создать деятельную организацию студентов и преподавателей, в число которых входили Абдул Расул Саяф, Г. Хекматияр, Ахмад Шах и другие.
В 1973 году Раббани был избран руководителем афганской организации «Братья-мусульмане» и занимал этот пост до 1976 года. После начала репрессий против организации ему удалось укрыться в горных районах провинции Бадахшан, откуда Раббани продолжал руководить своими подчиненными.
Вскоре после этого Раббани выехал в Пакистан и объявил о создании партии «Исламское общество Афганистана» (ИОА), целью которой провозглашалась вооруженная борьба с «режимом Дауда и русским империализмом в Афганистане».
В 1978 году, сразу же после Апрельской революции, Раббани активно включился в развертывание вооруженной борьбы с правительством ДРА и призвал к объединению всех исламских организаций в единый фронт. Через два месяца после ввода советских войск в Афганистан ИОА вошло в числе других партий в созданный «Исламский союз за освобождение Афганистана», а после его роспуска в 1981 году — в «Исламский союз моджахеддинов Афганистана» (ИСМА), или «альянс семи». В ИСМА Б. Раббани занял пост руководителя военного комитета.
Помогала Раббани и его широкая известность среди ученых-богословов арабских стран. Он имеет ученую степень бакалавра философии и мусульманского права. С 1971 года Раббани являлся главным редактором журнала «Шариат». Книги Раббани «Ислам и коммунизм», «События 26 июля (1972 г.) и деятельность Дауд Хана», «Политические основы ислама» изданы на арабском и английских языках.
Раббани — убежденный антимонархист. Программа ИОА выгодно отличалась от подобных документов других партий своим довольно четким изложением положений о будущем государственном устройстве Афганистана, а именно о создании исламской республики панисламистского толка с беспрекословным соблюдением законов шариата.
Бурхануддин Раббани умеет объективно оценивать обстановку. Например, несмотря на лозунг, под которым ИОА вело вооруженную борьбу («Отпор русскому империализму»), он неоднократно высказывал мысль о том, что, по его мнению, Советский Союз был заинтересован в быстрейшем решении афганской проблемы. Кроме этого, он заявлял, что «ИОА не имеет ничего против СССР, но мы ведем борьбу против русских войск, оккупировавших Афганистан».
Финансовое положение ИОА значительно поддерживали поступления от продажи изумрудов и лазурита, добываемых на территории Афганистана. Раббани имеет личные вклады в банках США и европейских стран на имя Тафиля Мухаммеда. Например, только в Пакистане он располагает капиталом в размере около двухсот миллионов рупий и является владельцем текстильной и ковроткацкой фабрик.
Отряды партии Раббани контролируют ситуацию в северных, восточных и западных провинциях — в Балхе, Джаузджане, Бадахшане, Парване, Баглане, Самангане, Кабуле, Каписе, Нангархаре и Герате. Среди пуштунских племен, позиции которых в Афганистане традиционно сильны, Раббани и его группировка особым влиянием не пользуются. Вооруженные формирования ИОА включали в себя чуть меньше 940 отрядов и групп общей численностью более тридцати тысяч человек.
Высокий авторитет Б. Раббани в мусульманском мире, его связи с научными и правящими кругами, а также исламскими организациями арабских государств позволили ему занять одно из ведущих мест в руководстве афганской оппозиции. «Исламское общество Афганистана» долгое время являлось второй после партии Г. Хекматияра по влиянию и силе организацией афганских мятежников. Формирования Раббани отличались от других группировок сравнительно умеренным отношением к мирным жителям. Как правило, его люди избегали жестокого обращения со своими соотечественниками и отличались жесткими требованиями к соблюдению канонов ислама. В определенной степени личные качества и организаторские способности Б. Раббани повлияли на решение избрать его президентом Исламского Государства Афганистан.

Изображение

Абдул Али Мазари

Родился в кишлаке Нанвол уезда Чаркин провинции Балх, в семье дехканина. Отец ходжа Худодат, по отзывам односельчан, отличался трудолюбием и набожностью.
Окончил началную сельскую школу, медресе.

В возрасте 22 лет призван на военную службу. Вследствие его принадлежности к шиитам и проводимой политики дискриминации хазарейцев Мазари был направлен для прохождения службы в самые отдаленные гарнизоны Хоста и Гардеза, отличавшиеся суровыми климатическими условиями. После окончания службы он продолжил образование в медресе Шай-Султан в Мазари-Шарифе. За пять лет обучения прошел полный курс, рассчитанный на 10 лет.
В 1977 году по настоянию отца вместе с братом направился в Мекку для совершения хаджа. Но в Сирии консул Саудовской Аравии отказал ему в визе. На обратном пути, возвращаясь через Иран, он был арестован шахской охранкой САВАК, признавшей в нем сторонника аятоллы Хомейни. В иранских застенках Мазари пробыл 4 месяца, где подвергался избиениям и издевательствам. Вернувшись на родину, приступил к изданию политико-аналитического журнала "Вахдат" ("Единство"), вскоре ставшего печатным органом партии "НАСР".
В 1980 году объединенные силы хазарейских партий "Руханиат Навин" и "Хезбе-и-Хусайни" совместно с "НАСР" выступили с оружием в руках против кабульского режима. К этому времени их объединенные военные формирования насчитывали около 9 тысяч человек. Тем самым было сформировано второе крыло сопротивления советской оккупации. В иранской столице начал действовать "Шиитский альянс", состоявший из девяти партий.
Основатель и лидер созданной из ряда мелких партий, единой хазарейской партии "Хезбе-и-Вахдат". Очагами сопротивления стали провинции Бамиан, Баглан, Яковланг, Бехсуд, Урузган и Газни. В ответ кабульские власти задались целью во чтобы то ни стало арестовать Мазари. Был случай, когда в течение 40 дней он считался пропавшим без вести. Предупрежденный своими сторонниками о готовящемся аресте, он укрылся в кишлаке Ислам-кала близ Герата.

Изображение

Исмаил-хан

Мохаммад Исмаил-хан, в годы джихада более известный как амир Исмаил-хан родился в 1948 году селе Насрабад, уезда Шинданд, провинции Герат. По национальности таджик, хотя в некоторых российских публикациях он назван пуштуном из племени алказай. Его отец Мир Мохаммад Аслам и дед Мир Мохаммад Аълам были известными духовными авторитетами своего времени. Начальное религиозное образование Исмаил-хан получил у своего отца, а когда ему исполнилось семь лет, пошел в школу имени Ваиза Кашифи в Шинданде, затем закончил лицей. После окончания лицея поступил в высшее военное училище (Харби пухантун), закончил его в 1969 г. по специальности артиллерист. В чине офицера начал воинскую службу в 17-й пехотной дивизии афганской армии в г. Герате. Затем был назначен на должности командира подразделения противовоздушной обороны. За 9 лет службы в афганской армии дослужился до чина капитана (туран). Поэтому в правительственных и военных кругах Демократической Республики Афганистан он был известен как Туран Исмаил. 14 марта 1979 г. в Герате вспыхнуло народное восстание против режима Н.М.Тараки. К восставшим примкнули военнослужащие 17 дивизии. Мохаммад Исмаил-хан был в числе организаторов и одним из командиров вооруженного восстания. Перед началом бомбардировки правительственной авиацией расположения дивизии, по приказу Исмаил-хана все вооружение было вывезено и роздано моджахедам в окрестностях Герата. Восставшие солдаты открыли ворота городской тюрьмы, выпустили сотни арестованных. После подавления восстания Исмаил-хан покинул страну, примкнул к партии «Исламское общество Афганистана», возглавляемого Бурхануддином Раббани.

Спустя некоторое время вернулся в Герат и возглавил борьбу против коммунистического режима и советского военного присутствия в Афганистане. Вскоре Исмаил-хан снискал большую популярность среди вооруженной исламской оппозиции. Его стали называть «амир Исмаил-хан». Он командовал вооруженными отрядами ИОА во всей юго-западной зоне Афганистана.

По инициативе Исмаил-хана 19-21 июля 1987 года в городке Согар, провинции Гур прошла конференция полевых командиров вооруженных отрядов, действовавших в Афганистане. Конференция такого масштаба, в работе которой приняли участие многие известные полевые командиры Кандагара, Вардака, Логара, Бадгиса и других провинций Афганистана проводилась впервые в истории афганского сопротивления на территории страны. Созданный по итогам конференции Совет полевых командиров «Согар» был призван содействовать координации борьбы вооруженных отрядов различных военно-политических группировок, действовавших на территории Афганистана.

Изображение

Ахмад Шах Масуд

Родился Ахмад в семье полицейского Доста Мухаммеда, в Базараке, Панджшер, Афганистан. В школу он пошел в 5 лет. Семья по мере карьерного роста отца постоянно переезжала; мальчик регулярно менял школы. С самого детства Масуд был невероятно талантливым; так, он владел персидским, французским, хинди, урду и пушту, да и на английском и арабском изъяснялся довольно неплохо.
В 1972-м – во время учебы в Кабуле – Масуд был вовлечен в деятельность 'организации молодых мусульман', студенческого подразделения 'исламского общества'. Председателем движения тогда был профессор Бурхануддин Раббани. Организация ставила своей целью противостояние растущему влиянию коммунистов – особенно хорошо заметному после прихода к власти Дауд-Хана в 1973-м. В 1975-м один из членов движения – Гулбуддин Хекматьяра – попытался организовать свержение правительства Дауда. Масуд заведовал панджшерской ветвью организации. К сожалению, общая несостоятельность Гулбуддина привела к провалу восстания – в первую очередь, из-за того, что ему не удалось привлечь на свою сторону военных Афганистана. Последовали репрессии, сильно ударившие по исламскому движению.
В 1976-м движение раскололось на последователей Раббани и ведомых Хекматьяром фундаменталистов. Масуд так и не простил Гулбуддину провал восстания, так что последовать решил за Раббани.
Когда в Афганистан вторглись советские войска, Масуд начал строить планы по их изгнанию в частности и свержению всего коммунистического режима в целом. Первым его заданием стало создание партизанского движения; далее Ахмад занялся 'активной обороной' крепости Панджшер. Далее Масуд должен был начать нападать на вражеские силы в северной части Афганистана; четвертый пункт плана предусматривал освобождение всей страны.
Деятельность Ахмада привлекла к себе внимание и поддержку США. Во времена президента Рейгана поддержка эта переросла в официальную политику страны – так называемую 'доктрину Рейгана'. Советским войскам Ахмад и его партизаны причиняли массу неудобств; помимо всего прочего, масудовцы регулярно перехватывали советские конвои. В конце концов, это привело к существенным нехваткам топлива в стане Советов. Вскоре русским это надоело и они подвели к Панджшеру крупные подразделения, общим числом в 12 000 человек. Масуду пришлось отступать в соседние долины, к своим укреплениям. Войска СССР последовали за ними и угодили в засаду.
В 1983-м русские предложили Ахмаду перемирие. Он согласился. Времени даром Масуд терял, успев порядком усилить свое влияние в ряде соседних регионов. Очень скоро Бабрак Кармаль счел его слишком серьезной силой и предпринял профилактическую атаку; Ахмада, однако, о ней предупредили заранее – он вовремя сумел эвакуировать свои войска, оставив бомбам Советов пустые земли. Масуд перешел в контратаку. Вновь все шло по плану – его партизаны работали уже в северных районах страны.

Изображение
"Если разведчик сказал, что не брал, значит не отдаст." (с)
Аватар пользователя
brak0ner
 
Сообщений: 1254
Зарегистрирован: 30 янв 2010, 19:47
Откуда: из-за леса, из-за гор
Команда: "Волкодав"

Вернуться в Афганская оппозиция

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1